Левиафан — Теория смертного Бога

Leviathan_Andrey_Zvyagintsevw_wins_bestfilmaward_Londonfilmfestival2

В случае, когда ваш фильм, господин режиссер, обильно обсуждают, поливая грязью, при этом не удосужившись посмотреть — это уже успех. Только если вы не Сэм Тейлор-Джонсон, которая занимается экранизацией порно-романа для женщин в преддверие менопаузы, с главным героем по фамилии Серый(прости Гендальф). Но Звягинцев не того поля ягода, он волен переносить на широкий экран «Книгу Иова», превратив скупую притчу во внушающую симфонию метафизики. Не о том, естественно, думал Гоббс, когда писал своего «Левиафана», называя именем библейского чудовища государство — государство, как институт служащий для прекращения борьбы «всех против всех». В мире, созданном Звягинцевым, государство единолично занимается борьбой против всех и единолично побеждает. Главный герой Николай Сергеев, как и Дмитрий, столичный адвокат, терпят неминуемого поражения, в, отчасти, бессмысленной борьбе. Эти два персонажа фактически являются едиными, будучи противоположностями, идущими в направлении одной цели, как составляющая киноязыка режиссера. А Иов, все же, один. Или нет? Лилия, жена Николая и мачеха Романа, сам Роман, Николай и Дмитрий — это будет точным списком. Но и Левиафан не является единоличным, имея три воплощения, подобно христианскому Богу. Первое — с ним можно познакомится еще на постере фильма, это скелет кита, как воплощение мертвого, опять же, Бога. И действительно, во вселенной фильма, Бог мертв и выполнять его обязанности взялись люди — один из главных кирпичей в фундаменте картины. Второе — постает в словах священника, как аллюзия на государство. Третье — чудовище реальное, и даже намекать не стоит. Хороший каркас уже есть и на этом могло все остановиться, но… Фильм располагает деталями, которые оказываются, в совокупности, содержательнее. Оружие, которое не убивает — было как минимум три эпизода с достаточным основанием использования то пистолета, то ружья, но даже мэр города, который имел подобных прецедентов в излишке, стреляет в землю. Телефоны, которые не отвечают — и действительно, герои фильма в прямом и переносном смысле теряют связь друг с другом, попадая в условную изоляцию. Упоминание группы Pussy Riot, дважды — по телевизору и в проповеди Архиерея, и не зря, ведь Звягинцев знает, что снимает и знает какая будет реакция на его фильм у разного рода аудитории. И не думайте, что ваши неосмысленные комментарии в соц-сетях удивят или возмутят режиссера. Потому, что «Левиафан» это, в первую очередь, искусство, не искусство наслаждения, но искусство мысли, транслирующейся посредством действа. Потому как фильм — это не образы и спецэффекты — фильм это действо. И ярчайшим примером этого является, с моей вышки, Акира Куросава, как режиссер. Не это не умоляет заслуг Звягинцева. Как и Куросавы.

А чем же все закончилось? «Левиафан» не начинался и не кончался, не даром фильм окольцован пейзажной съемкой, «Левиафан» уже был, он уже есть и он еще будет. Он не меняется, но может изменить, на что и уповает режиссер, делая шаг поистине рисковый и смелый. В картине нет бульдозера с надписью «Правом, дарованным мне природой», который бы поехал сносить кирпичный завод, сам фильм это бульдозер.

Спасибо за внимание.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s